• donskayagazeta@tularegion.org

  • 301760, Тульская область, г. Донской, мкр. Центральный, ул. Заводская, д. 2 а.
  • +7 (48746) 5-47-61

 
Листая старую подшивку 12.08.2020 14:03:00

Листая старую подшивку

В 1986 году полиграфист Любовь Афанасьевна Таранина вспоминала, что разборку шрифтов ей, совсем юной девочке, доверили в 1942, как только «Горняцкая правда» стала вновь выходить после небольшого перерыва.

Шрифты были рассыпаны и спрятаны перед приходом в город немцев. А потом продукцией Любови Афанасьевны была газета. В военные годы делать ее было нелегко: текст набирали вручную по букве. Работали в основном по ночам: в течение дня ждали сводки информбюро, которые передавались, как правило, к вечеру. Много лет спустя Любовь Афанасьевна вспоминала как, возвращаясь домой под утро, сотрудники типографии были горды тем, что через несколько часов дончане будут газету буквально рвать друг у друга из рук, а они не подвели их надежды.
Цикл публикаций, посвященный 85-летию «Донской газеты», продолжаем обзором «Горняцкой правды» военного времени.

Шахты – крепости обороны
Узнав о вероломном нападении фашистов на нашу страну, горняки негодовали. По шахтам прошли многолюдные митинги. Каждый шахтер в те дни готов был сменить отбойный молоток на винтовку и пулемет, многие уходили на фронт добровольцами.
Со страниц «Горняцкой правды» звучали горячие призывы сделать шахты крепостями обороны.

Сложившаяся ситуация требовала от дончан перестройки в жизни, в работе, в движениях и помыслах.

Шахтеры со всей ответственностью осознавали, что работают на одном из важнейших участков промышленности – добывают уголь. Каждая тонна угля, выданная на гора сверх плана, – это новая пуля, новый снаряд, новый метр брони на танке, новая часть к самолету, новый сокрушительный удар по врагу.
В единодушно принятых резолюциях горняки в один голос заявляли – «Мы удвоим, утроим производительность труда и дадим угля столько, сколько от нас потребуется».

Письма от наших бойцов
Забойщик шахты № 10 Н. Соловьев в 1941 – 1942 годах защищал родину с оружием в руках, был награжден медалью «За боевые заслуги». А в 1943 вернулся на родную шахту, его боевой вахтой стал забой – в труде, как и в бою, он помогал громить врага – в одном только в 1944 году прошел 100 погонных метров штреков сверх плана. Был награжден орденом Трудового Красного знамени.

И сколько их, дончан, сражавшихся на фронте и в тылу!.. В рамках одной статьи всех перечислить невозможно, но сегодня, в день 75-летия Великой Победы, мы искренне говорим им «спасибо».

Они покидали свой город, родные шахты, дома… Представьте себе, солнечный сентябрьский день 1941 года. Воины-шахтеры с Бобрик-Горы, Дубового, с шахт №№ 23 и 17 горячо прощались с родными. Играл баян, оркестр, слышались призывы отцов не посрамить шахтерской чести, проливались прощальные слезы матерей, жен и детей… Девушки горячо целовали своих возлюбленных.
Об этом в своем письме из Венгрии, опубликованном «Горняцкой правдой» в январе 1945 года, вспоминал гвардии старший лейтенант, дважды орденоносец 2-го Украинского фронта А. З. Прудников: «Пожар войны перекидывался все ближе к Москве, к Туле, к Донскому. Бойцы-дончане сразу же приняли боевое крещение. Первый бой. Под прикрытием артиллерийского огня все ближе и ближе подползали мы к вражеской обороне. Грянуло русское «ура», в ход пошли гранаты, свинцовым дождем поливали врага пулеметчики Микулов и Савенков с шахты № 20. Они и раненые не покинули поля боя. …
Враг дрогнул и начал отступать, наша часть в короткий срок освободила 129 населенных пунктов, взяла в плен 400 немецких солдат и офицеров и истребила около тысячи фрицев»
А. З. Прудников в этом бою был ранен. Его вынесли с поля боля товарищи-дончане. Через три месяца он возвратился в свою гвардейскую часть. Многие бойцы уже были награждены орденами и медалями за геройские подвиги в разгроме немцев под Москвой. Шли бои за Советскую Украину. Гвардейская Краснознаменная танковая бригада, в которой было много дончан, день и ночь с боями продвигалась на запад. За сутки иногда проходили по 60-70 километров.
А.З. Прудников писал: «… бойцы не чувствовали усталости, с марша вступали в бой с врагом, громили его и гнали все дальше и дальше…. Ожесточенный бой разгорелся за город Мелитополь. Сюда противник подтянул свежие резервы, несколько дивизий СС, в том числе танковую дивизию «Адольф Гитлер»… Немецкое командование бросило навстречу наступающим частям Красной армии 70 танков. Метким огнем советские артиллеристы сразу же подожгли 10 вражеских чудовищ, остальные продолжали ползти к нашим боевым порядкам. Получили приказ: остановить и уничтожить немецкие танки. Завязался ожесточенный бой. Мы воевали не числом, а умением.

Выходец из Донского района, гвардии старший лейтенант, кавалер трех орденов Савонкин своим танком поджег четыре вражеских машины.

Вражеский снаряд вывел у него из строя пушку, пробил бак с горючим. Его танк загорелся, казалось, все кончено. Но нет, машина ожила, двинулась. Савонкин дал приказ экипажу выпрыгнуть на ходу, а сам направил пылающий танк на немецкий «Тигр». Огромный столб дыма, а вслед за ним взрывы потрясли воздух. Весь экипаж фашистского танка погиб. Так, не щадя своей жизни, презирая смерть, шли воины-шахтеры в бой, и побеждали…».
В своем письме учительнице донской средней школы № 2 Анне Александровне Калининой бывший ученик и боец Красной Армии Михаил Муромцев признавался:
«В перерыве между боями вспомнил я здесь, в проклятой Германии, свою родную школу, вас, мою воспитательницу, и решил написать, поделиться фронтовой жизнью, мыслями и чувствами. Ведь немцы были у нас в Донском, осквернили нашу школу, разрушили памятники, музеи, шахты, нашу горняцкую культуру. Злой огонек к немцам горел в моем юношеском сердце. И когда стал я воином, беспощадной местью обрушился на врага.
Видел я, дорогая Анна Александровна, и «лагерь смерти» Майданек под г. Люблин. В нем фашистские кровожадные звери сожгли 2,5 млн людей: греков, югослав, поляков, французов и русских. А кто видел Майданек, тот на всю жизнь проклял немцев-убийц, тот уничтожает их как бешеных собак…»

Родным красноармейцам
Лозунгом «Горняцкой правды» того времени были слова: «Больше Родине угля дадим, быстрее падет Берлин!».
В шахты спускались даже дончане, далекие от горняцкого дела. К примеру, П. Уланов, ставший в годы войны образцовым крепильщиком второго участка шахты № 24, в мирное время был пекарем. Со страниц газеты он признавался, что первый спуск в шахту произвел на него неприятное впечатление. Однако, дело пошло на лад, к счастью, пекари – народ смекалистый. И через несколько лет он уже делился опытом с молодыми крепильщиками.

Перед дончанами в те годы стояла задача дать государству, а значит и нашим бойцам больше хлеба, мяса, молока.

Жители нашего города принимали участие в сборе теплых вещей для красноармейцев, по предложению комсомольцев среди молодежи был организован сбор книг и создана библиотека в подарок бойцам, к 23 февраля учащиеся донской школы № 1 с любовью и заботой собирали для наших фронтовиков подарки, аккуратно упаковывая их и сопровождая письмами.
Многие ребята с гордостью говорили: «Мы выполнили свой патриотический долг. У нас только пятерки!».

Галина Опалева


Возврат к списку

Написать в редакцию